Регистрация

Булгакова проверили на Полиграфе

Собачье сердце

Автор: Михаил Булгаков

Постановка: Артем Ким

Актеры: Санжар Джумаев, Бернар Назармухамедов и Ян Добрынин, Владимир Юдин, Галина Борисова, Анастасия Прядкина, Клара Нафикова, Алина Цимерман, Юлия Плакида, Ольга Володина, Надежда Банделет.

Длительность: 120 мин

Премьера: 8 сентября 2017

Фото: Анатолий Ким

Постановка «Собачьего сердца» на сцене «Ильхома» разошлась с оригиналом.

Простая и гениальная идея сделать спектакль на материале хрестоматийного «Собачьего сердца» Михаила Булгакова принадлежит ташкентскому композитору Артему Киму, занимающегося проектом-лабораторией «Театр + музыка». Он же привлек к сотрудничеству молодых авторов и музыкантов.

Материал действительно удачный: золотая россыпь цитат о «разрухе в головах», «абырвалге», «в очередь, сукины дети» регулярно мелькает в соцсетях. Чтобы показать злободневность повести, практически ничего и додумывать не надо. Так, да не так совсем.

«Собачье сердце» массовый читатель открыл в конце 80-х после того, как стал зрителем одноименного фильма Владимира Бортко с незабвенным Евгением Евстигнеевым в роли профессора Преображенского. В период смены эпох история о гомункуле Полиграфе Полиграфыче, проделавшем путь от собаки к человеку и обратно, воспринималась как яркая сатира на советскую власть, вечный спор между культурой и невежеством, критика экспериментаторства — научного и социального.

Булгаков, в принципе, не любил эксперименты, в том числе на сцене: всем известны его постоянные колкие шутки в адрес лабораторного театра Всеволода Мейерхольда. Но лаборантов Артема Кима это обстоятельство не смущает — «Ильхом» всегда живет поиском новой сценической формы и содержания.

Авторы отдали дань социальной ангажированности: члены команды управдома Швондера, сняв кожаные тужурки и переодевшись в униформу спецназа, предлагают Преображенскому поддержать беженцев Сирии. Петр Алексеевич, властный покровитель профессора, лишен характерного «кавказского акцента», зато машет перед носом жилтоварищей удостоверением сотрудника из органов и приторговывает человеческими органами для операций Филиппа Филипповича.

А вот тема научного эксперимента, как насилия, которая «проходит» через весь спектакль, выглядит поинтереснее. В этом смысле, Ким и его команда — куда более креативные выдумщики. Сценография сразу же нарушает заповеди Преображенского в его «квартирном споре» с представителями новой власти: герои едят в операционной, используя вместо столовых приборов медицинские инструменты. Медицинские носилки перемещаются с одной стороны сцены на другую, герои подменяют друг друга по ходу всего действия.

В центре всей этой кутерьмы совершенно новый Шариков (Санджар Джумаев). Он уже не аляповатый карикатурный хам. Местами горяч, молод, очень пластичен и жаждет борьбы. В какой-то мере он напоминает Тайлера Дардена из финчеровского «Бойцовского клуба»: читаемый актером рэп собственного сочинения становится настоящей программой действия. Такой Полиграф Полиграфыч интересен не только его последователям, но и рафинированной домработнице Зине, которую авторы постановки из молодой курсистки превратили в кокетливую эротоманку.

Как и положено современной постановке, «Собачье сердце» Артема Кима наполнено аллюзиями и рифмами. В ней произносятся и тексты Джорджа Оруэлла, и программные речи революционера-террориста Сергея Нечаева, и отрывки из зороастрийской «Авесты», собственные сочинения актеров и музыкантов «Ильхома», а также звучит прекрасное сопрано солистки ГАБТа Надежды Банделет.

Подобная сложносочиненность, возможно, трудна для зрительского уха: постановка в какой-то момент замыкается в себе, и здесь даже профессиональная игра актеров и музыкантов не спасает. Постепенно интерпретация выносит текст Булгакова куда-то на задворки сцены. «Собачье сердце» стало для его новых создателей лишь отправной точкой в постановке спектакля.

Удивительно, но авторы спектакля будто специально отказались от всех очевидных плюсов повести. Есть искрометный юмор у Булгакова, но сделаем так, чтобы смех в зале звучал не более двух-трех раза за те два часа, что идет действие. Прописаны в тексте колоритные персонажи, распишем диалоги таким образом, чтобы каждый из актеров не оставался долго в центре внимания (роль Швондера растворилась напрочь). Раз финал у Булгакова предполагает одну развязку, то надо ее утяжелить, сбить с толку зрителя.

Штука в том, что произведения Булгакова, существующие на театральной сцене, имеют один серьезный ньюанс — для режиссерского театра они мало приспособлены, текст буквально прижимает постановщика к узкой стенке. В повести во время телефонного разговора с вождем Преображенский просит дать «ему бумажку, фактическую, настоящую!», которая бы оградила его от «певунов» — экспериментаторов: это фактическая просьба писателя к власти навести порядок, вернуть тот ход вещей, где профессор ходит в оперу, а дворник только лишь разгребает сугробы. И вождь просьбу профессора и писателя выполнит. Да еще как!

В ильхомовском «Собачьем сердце» сразу несколько Преображенских: один (Ян Добрынин) в итоге уезжает, надо полагать в Германию, отказавшись продолжить эксперименты. Еще одного, который по совместительству также оказывается доктором Борменталем (Бернар Назармухаммедов) вяжут, в буквальном смысле, члены «бойцовского клуба» Шарикова. Есть и третий (Владимир Юдин) — с высоты сцены обращающийся к зрителям с помощью усилителя-микрофона, почти Бог, только ему и под силу вернуть все на свои места. И у чьих ног остается в финале лежать реанимированный Шарик — догадаться не трудно. Но у классика весь этот исход выглядит все-таки увлекательнее, целостнее и ярче.

Автор: Дмитрий Поваров, 25 сентября 2017
Скачать мобильное приложение: Android и iOS (iPhone)
Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Афиша на ближайший месяц

День Время Театр
4 декабря, Среда 18:30 Ильхом
период театр

Ильхом

Адрес: ул. Пахтакорская, 5

Телефон: (+998) 71-241-2241, (+998) 71-241-2252

Последние комментарии (1)

  • SabinaMansurova написала 19 декабря 2017, 11:45 ссылка

    Собачье сердце на сцене Ильхома – это глубокое, многоуровневое, высокопрофессиональное, полностью оснащенное, неповторимое действие. Ничего похожего не увидишь не только в Ташкенте, но и на мировой сцене, я думаю. Впечатление осталось сильнейшее, волнуюсь всякий раз как вспоминаю очередную сцену, монолог, движения, звуки, обстановку, лица… хочу и пойду еще. Потрясающая подача режиссера, соединение различных сцен из подлинного произведения в новое, еще более многозначное и страстное воплощение. Восхищена идеей режиссера о видении божественного существа собачьими глазами, и голос (посмотрите – поймете), мурашки по коже, то комок в горле, забываешь что присутствуешь на спектакле, наблюдая творца и …кого? Себя?
    P.S.: Надеюсь, актер (Шарик/Шариков) выдерживает такую роль. Волнуюсь, как медик.

Оставить комментарий

Пройдите регистрацию или авторизируйтесь на сайте.

Будьте в курсе событий!

Читайте также

© 2005-2019 Afisha.uz
ООО «Afisha Media»
0.03
Воспроизводство, копирование, тиражирование, распространение и иное использование информации с сайта Afisha.uz возможно только с предварительного письменного разрешения редакции. Пользовательское соглашение

Свидетельство регистрации электронного СМИ №0400 от 24 мая 2007 г.
Учредитель: ООО «Afisha Media»
Главный редактор: Сапаева Галина Вячеславовна
Адрес: 100007, Ташкент, ул. Паркент, 26А / Почта: info@afisha.uz

18+